Статьи СТАТЬИ О СВЯТОМ

Педагогическая деятельность Св. праведного отца Иоанна Кронштадтского

Иоанн Ильич Сергиев родился 19 октября 1829 года (по старому стилю) в селе Сура Архангельской губернии в семье бедного сельского причетника. Он рос в благочестивой семье в атмосфере любви к Богу и молитве. С шести лет мальчика начали учить грамоте, она не давалась ему. «Отец купил мне букварь – пишет отец Иоанн в дневнике, — но туго давалась мне грамота и много скорбел я по поводу своей неразвитости и непонятливости… И когда меня на десятом году повезли в Архангельское приходское училище, я с трудом разбирал по слогам». Мальчик обратился с горячей молитвой к Богу, и Господь помог ему (1). После училища он поступил в Архангельскую духовную семинарию, окончил ее первым учеником и был направлен в Петербургскую духовную академию, которую окончил в звании кандидата. 12 декабря 1855 года был рукоположен в священники к Кронштадтскому Андреевскому собору преосвященным Христофором, епископом Ревельским (2).

Отец Иоанн женился на Елизавете Константиновне, дочери протоиерея Кронштадтского Андреевского собора Константина Петровича Несвицкого, вышедшего по состоянию здоровья за штат (3). В Кронштадте сохранился церковный дом, в котором супруги Сергиевы прожили 53 года. В настоящее время квартира стала Мемориальной.

Как и в те далекие времена, Кронштадт сегодня стал местом паломничества многочисленных богомольцев – почитателей батюшки Иоанна. К сожалению, не сохранился Андреевский собор, взорванный в 1932 году. На его месте установлен памятный камень, сейчас идет подготовка к его восстановлению.

Многогранна деятельность отца Иоанна. Кроме пастырского служения он многие годы был законоучителем – преподавал закон Божий. Сначала в училище (1857 – 1862), а затем в гимназии (1862-1882), где и раскрылся его педагогический талант. Проучившись 17 лет и получив хорошее образование, отец Иоанн на себе испытал существующие методы обучения, познав положительные и отрицательные стороны учебного процесса (4). Когда в Кронштадте в 1862 году открылась гимназия, он согласился занять должность законоучителя, считая, что сможет формировать будущего члена общества с детского возраста.

Педагогическая деятельность отца Иоанна пришлась на время проведения реформ в России императором Александром II. После поражения в Крымской войне (1853-1856) Россия находилась в тяжелейшем политическом, экономическом и моральном состоянии. Причины неудач виделись в неудовлетворительном положении многих отраслей государственного управления, в том числе и в области просвещения. В стране «преобладала необразованность, в первую очередь, низших и средних слоев населения» (5). Император Александр II считал необходим развитие образования в русском народе, утверждение его в вере и благочестии, что должно было быть вернейшим залогом порядка и счастья (6). Уже 5 мая 1856 года издается «Именной указ № 74 Правительствующему Сенату о принятии учебных заведений народного образования под ближайшее его Императорского Величества наблюдение и попечение» (7). Общество понимало, что без образования не будет движения вперед. В журналах развернулась дискуссия каким оно должно быть. В обсуждении участвовали известные просветители К.Д.Ушинский, Н.А. Вышнеградский, профессор Медико-Хирургической Академии Н. И. Пирогов и многие другие (8). Министерство народного просвещения, возглавляемое в эти годы Е.П.Ковалевским (1858-1861), позднее А.В.Головиным (1862-1866), а затем графом Д.А. Толстым (1866-1881), провело огромную работу по реформированию системы образования (9).

Освобождение крестьян от крепостной зависимости (Манифест от 19 февраля 1861 года) потребовало решения множества вопросов и в народном образовании (10). Преобразования в стране происходили весьма непросто. Некоторая часть образованного общества придерживалась крайнего направления, заимствованного с запада. В печати обсуждались проводимые государственные и общественные мероприятия, подчас в «обличительном направлении», проповедовались политические и социальные учения самого разрушительного свойства (11). В результате «все так называемое передовое, направление в печати, в сущности прямо-таки анархическое, отразилось на незрелых умах русской учащейся молодежи, воспитанников средних и высших учебных заведений, легко подчинявшихся ее растлевающему влиянию» (12). Начавшиеся брожения в университетах в 1861 году переросли в непрерывные беспорядки. Неблагополучное состояние дел привело к реорганизации Министерства народного просвещения, затем к реформе университетов, деятельность которых стала регламентироваться новым уставом, утвержденным 18 июня 1864 г. В уставе были определены и требования к поведению студентов. В этом же году утвержден измененный устав гимназий и прогимназий (13). Так же Александром II было утверждено положение о начальных народных училищах «провозглашавшее целью их утверждение в народе религиозных и нравственных понятий и распространение первоначальных полезных знаний» (14).

В соответствии с духом времени началось преобразование и духовного образования, проводимого Святейшим Синодом (15). В 1867 г. был утвержден Учебный комитет «для обсуждения подлежащих разрешению вопросов по учебно-педагогической части и для наблюдения посредством ревизий за состоянием сей части в духовно-учебных заведениях» (16). В компетенцию Комитета входило составление новых уставов и программ для духовных учебных заведений и т.д., а также «обсуждение дел, касающихся духовного просвещения и воспитания». Главным двигателем преобразования был тогдашний обер-прокурор граф Д.А.Толстой, он же и министр просвещения, а душой – председатель Учебного комитета протоиерей И.В. Васильев и ректор Петроградской Духовной Академии протоиерей И.Н. Янышев, горячо преданный делу преобразования» (17). Обсуждался вопрос о повышении уровня преподавания не только в Академиях и Семинариях, но и в духовных училищах и церковно-приходских школах, где положение было весьма плачевным, особенно в сельской местности. Приходским священникам, которым вменялось в обязанность, кроме пастырского служения, организация и проведение занятий в школах, подчас из-за отсутствия помещений приходилось учить детей у себя дома, а учебные пособия приобретать на свои скудные доходы (18). Проблемных вопросов, подлежащих рассмотрению и решению, было множество. Следовало улучшить социальное и материальное положение духовенства, особенно приходского, усовершенствовать организацию учебного процесса и повысить образовательный уровень духовенства, придавая особое значение духовному и нравственному воспитанию учащихся всех возрастов и т.д.

В стране начали издаваться духовные журналы «Православное обозрение», «Дух христианина», «Епархиальные ведомости», на страницах которых обсуждались многие наболевшие вопросы (19). Все мероприятия, проводимые Синодом и Министерством народного просвещения, направленные на повышение уровня образованности населения, включавших открытие новых гимназий, училищ, семинарий, в том числе учительских, требовали дополнительного финансирования. Несмотря на сложное положение в стране и проведение реформирования во многих областях народного хозяйства, правительство с одобрения Императора Александра II увеличило ассигнование на нужды образования. Так бюджет расходов с 1866 по 1879 год вырос, вследствие, главным образом, за счет умножения учебных заведений всех разрядов и наименований более чем в два раза (20).

В этот период преобразования народного просвещения отец Иоанн начал свое пастырское служение, а затем и педагогическую деятельность, не отделяя их друг от друга. Естественно, он хорошо представлял существующие недостатки просвещения. Он писал: «Умножение забастовок, а также иных грехов и беззаконий современного учащегося юношества в значительной степени объясняется неудовлетворительной постановкой законоучительства в нашей школе (21). Отношение его к священнослужению, а затем и законослужению он высказал в первом своем обращении к народу: «Сознаю высоту …священнического сана и соединённых с ним обязанностей… знаю, что может сделать меня более или менее достойным этого сана и способным проходить это звание, это любовь ко Христу и к вам, возлюбленные братия мои» (22). Эта любовь к Богу и людям была положена в основу его отношения к прихожанам и учащимся учебных заведений. Он поставил перед собой задачу дать не только знания Закона Божия, но и формировать и воспитывать детские души. «Душа человеческая по природе проста, и все простое легко усвояет себе, обращает в свою жизнь и сущность. Значит тем обязательнее всякий должен убедиться в необходимости простого преподавания, особенно малым детям», – писал отец Иоанн (23). Всего этого можно добиться только силой любви, добра и лаской. Отец Иоанн очень любил детей, души которых сравнивал с цветами. Вот что он говорил по этому поводу: «Как приятно садовнику или любителю комнатных растений видеть, что их растения хорошо растут, зеленеют и дают всходы и плоды, вознаграждая их труды. Впрочем, что можно говорить о растениях и цветах? Они все-таки дерево, сено, как не хороши. А вот детки, наши растения или лучше Божии бесценные. Цветы эти символ красоты, а детская душа живая красота». (24).

Среди учеников отец Иоанн быстро снискал всеобщие симпатии. И немудрено было их завоевывать человеку, сердце которого пламенело чистой постоянной любовью, и она слышалась в каждом обращении к питомцам. У него не было неспособных, его беседы запоминались всегда и почти одинаково сильными и слабыми. «Были и такие, которые не сразу умели передать содержание беседы, но не было таких, кто не принимал в свою душу их содержание. Отец Иоанн направлял все внимание не столько на то, чтобы заставить запомнить, сколько чтобы пленить в послушание христианским заветам души детей, заполнить их теми святыми образами, какими была полна его душа» (25). При чтении Писания и Библии отец Иоанн старался раскрыть перед учениками всю их глубину замечательных творцов. «Незабываемыми были уроки, когда учили Новый Завет вспоминает бывший ученик. Трепетная восторженность рассказа передавалась нам. И таким недавним казалась нам жизнь Спасителя. Слезы вступали на глазах батюшки во время рассказа о крестных страданиях. Мы сидели потрясенные, притихшие». Отец Иоанн не ставил двоек, даже иметь «три» по закону Божию считалось большим стыдом и позором. Он не наказывал детей, а старался вразумить их беседой, заступиться перед начальством. Даже брал на поруки, подлежащих исключению из школы. Тем не менее бывал резким. Так одного шестнадцатилетнего мальчика вслух усомнившегося в Божестве Святого Духа, назвал безбожником и изувером, но ответил на его вопросы и потом позвал на отдельную беседу, после которой мальчик почувствовал себя обновленным духом. (27).

Отец Иоанн не отделял обучение от воспитания. Наоборот, старался, чтобы одно дополняло другое. Считал необходимым дать не только религиозное знание, но и целостное христианское мировоззрение. Самовоспитание, согласно его утверждению, сводилось к воспитанию сердца. Вот, что он об этом говорил: «Старайтесь успевать во внутренней сердечной науке, в науке любви, веры, молитвы, кротости, смирения, ласковости, послушания чистоты, целомудрия, милосердия, сострадания, в науке очищения сердца от всех нечистых, лукавых и злых мыслей. Такое воспитание сердца является христианским, оно полностью совпадает с Учением Самого Христа. Христианское воспитание сердца научение любви» (28).

В одной из своих речей в Кронштадтской гимназии он сказал: «Можно быть ученым, но увы негодным человеком. Не ученые ли, например, были французские коммунары, олицетворяющие в себе так живо адских фурий? Нам нужно образовывать не только ученых людей, но и полезных членов общества, но и что важнее и нужнее богобоязненных христиан. Дай Бог, чтобы из всех знаний образовывалось в душах детей то стройное согласие, та первая христианская система познаний, правил и навыков, которая составляет истинное христианское образование. Но если наши питомцы, подавляемые множеством уроков собственно светской науки, будут урывать для приготовления их от службы Божией или в храме будут озабочены своими уроками, так что Божественная служба не будет доставлять пищи их уму и сердцу, если они будут скучать в церкви, тогда дело педагогики потерпит весьма сильный урон, ибо наилучшее педагогическое воспитание доставляет именно церковь своим чудным небесным, пронизывающим до костей и мозгов богослужением» (28).

Говоря о методах преподавания отца Иоанна, следует упомянуть о задачах, которые он ставил перед учителями: «Задача каждого преподавателя дать прочный фон, на котором ученик будет строить впоследствии прочное здание разумного жизнепонимания», и продолжал, обращаясь к преподавателям: «не излишне ныне нам напомнить себе, что мы у Бога соработники, а дети Божия нива.  Божие сотворения, нами возводимые. Я по данной мне от Бога благодати полагаю основание в сердцах, а вы возводите каждый свои построения» (29).

Предъявляя требования к преподаванию, отец Иоанн задается вопросом: «Что мы хотим сделать из наших юношей? Всезнающих ученых мужей?», — и сам отвечает: «Слишком этого недостаточно: можно и весьма много знать, быть весьма ученым человеком и вредным членом общества». Он считает, что истинно полезными христианскому обществу люди должны быть обязательно воспитаны в христианских правилах: «…нам надо образовывать не только ученых людей и полезных членов общества, но и добрых богобоязных христиан, живущих по заповедям Христа… Все знания научные без науки подчинения властям и установленным законам, и порядкам общественным, не принесут никакой пользы» (30).

Для достижения этих целей необходимо «средство, которое должно соединить получаемые знания с душой, чтобы знание растворилось, вошло как новое, постоянное качество духа». Поэтому преподавать надо так, чтобы материал был «усвоен, переработан душой, умом и сердцем, а не только памятью», подразумевая под этим бесполезное, механическое запоминание. Отец Иоанн пишет: «Ты преподаешь Закон Божий. Больше всего берегись делать из Евангелия учебную книгу. Это значит в ребенке обесценивать книгу, которая должна быть сокровищем и руководством целой жизни». И далее говорит, что приступая к речам об Евангельских словах к детям, необходимо вызвать у них ответы, а для этого потребна душа чуткая к ощущениям детской души. Но когда приступают к делу с механикой программных вопросов, зачастую неловких и непонятных ребенку, вызывая волнение и слезы, грех принимают себе на душу и о них можно сказать: «не ведают, что творят с душой ребенка» (31).

Очень торжественно отмечалась в гимназии 25-летие преподавательской деятельности отца Иоанна. Много добрых слов было сказано в его адрес, особенно отмечалась «важность его служения государству и обществу, в частности нам отцам и матерям в наших детях, которыми ты, как законоучитель Кронштадтской классической гимназии, руководил на пути духовного просвещения.  Многие твои ученики стоят на различных степенях и званиях на службе Царю и Отечеству, вспоминая твою любовь, твои уроки, и все благословляя тебя с благоговением вспоминают часы, которые они проводили с тобой» (32). И таких речей было много.

Таким образом, педагогическая деятельность отца Иоанна была тесно связана с его общим миросозерцанием и отвечала самым глубоким основам его духовного склада. Отец Иоанн прослужил в гимназии двадцать шесть лет. К моменту принятия решения об отставке он был уже известен и почитаем не только в Кронштадте, но и во всей России. Его благотворительность, направленная на поднятие духовности и нравственности народа, помогала открыть новые церкви, монастыри, школы и другие богоугодные заведения. В Кронштадте для помощи беднякам по инициативе отца Иоанна с помощью средств, собранных жителями города, был построен Дом Трудолюбия. Там в школах для детей и взрослых можно было приобрести первоначальные знания, а в мастерских – навыки в различных ремеслах. Там была большая библиотека, дневной приют для детей, загородная дача, богодельня, ночлежный дом и т.д. (33). В церкви при Доме Трудолюбия можно было молиться и в покаянии очистить свою душу от греха.

К заслугам отца Иоанна следует отнести его постоянную заботу и помощь близким. Благодаря его попечению окончила Кронштадтскую гимназию Руфина Григорьевна Цветкова, в замужестве Шемякина, дочь сестры Елизаветы Константиновны, взятая в семью Сергиевых после смерти отца (34). С его помощью и под неусыпным наблюдением получили образование дети его сестры Анны Ильиничны Фиделиной (35). Таких примеров можно привести множество.

Думается, что если бы все священники, которые в основном преподавали в церковно-приходских школах, ставили перед собой такие же задачи, соединяя обучение с воспитанием и пользовались такими же методами, в которых основное место занимает любовь, то эти школы сыграли бы еще большую роль в просвещении России.

 

 

 

 

Литература:

 

  1. Орнатский И.Н. Пастырский венок дорогому батюшке отцу Иоанну Кронштадтскому. СПб., 1911, с.178,179.                                                                                             
  2. ЦГИА СПб. Ф19, оп.113, д.1811, л.6 об.
  3. Там же. ф19, оп.113 д. 1543, л.5 об.
  4. Большаков Н.И. Источник живой воды. СПб., 1910, с.26-40.
  5. Начальное и среднее образование в Санкт-Петербурге, 19-начало 20 века. Сборник документов. СПб., 2000, с. 149-152.
  6. Татищев С.С. Император Александр II. СПб., 1911, Книга 2, с.209.
  7. Начальное и среднее образование. с. 173-174.
  8. Каптерев П.Ф. История русской педагогики. СПб., 1915, с.290-305.
  9. Татищев С.С. Цит. соч. с.220-234, 240.
  10. Там же. Книга1. с. 418-420.
  11. Там же. Книга 2. с. 544-545.
  12. Там же. Книга 1. с.430-431.
  13. Там же. Книга 2. с. 230.
  14. Там же. Книга 2. с. 240.
  15. Смолич И.К. История Русской Церкви. Т.8, ч.1, М., 1996. с. 452-464.
  16. 2ПС3.42 №44570 извлечения 1867.
  17. Смолич И.К. Цит. соч. с. 455-469.
  18. Там же. с. 456.
  19. Там же. с. 374.
  20. Татищев С.С. Цит. соч. с. 264.
  21. Большаков Н.И. Источник живой воды. СПб., 1910. с. 70.
  22. Там же. С. 44-46.
  23. Там же. с. 71.
  24. Там же. с. 94-95.
  25. Там же. с. 90-91.
  26. Там же. с. 74.
  27. Там же. с. 98-98.
  28. Там же. с. 87-88.
  29. Там же. с. 68-70.
  30. Там же. с. 86.
  31. Там же. с.72.
  32. Там же. с. 102-103.
  33. Семенов-Тян-Шанский Александр, епископ. Отец Иоанн Кронштадтский. Нью-Йoрк. 1955 с. 38-43.
  34. Шемякина С.И., Шпякина Г.Н. Святой праведный Иоанн Кронштадтский, М., 2002. с. 199-201.
  35. Отец Иоанн Кронштадтский в письмах к родным. СПб.,

 

Шпякина Г.Н., внучка Руфины Григорьевны Шемякиной

(ур. Цветковой), племянницы Елизаветы Константиновны Сергиевой,

супруги св. прав. Иоанна Кронштадтского 

Crysis 2 crfxfnm, скачать крайзис 2 - скачать crysis 2 от механиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *